Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:25 

МИР ПОЛОН НЕ ГЕЕВ (остальное в комментах)

Соня Сэш
Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Автор: Соня Сэш

Бета: Чжан

Название: Мир полон не геев.

Рейтинг: R

Жанр: ориджинал, авантюрный любовный роман

Картинка: Чжан http://www.diary.ru/~katarsleit/?co...postid=16273348 (Жиль)

Предупреждение: ненормативная лексика - есть, насилие – ну если совсем чуть-чуть, еще пропаганда алкоголизма и сексуальной распущенности (:))

Авторские примечания: пролог к роману отправлен на конкурс RSYA 2006. Лежит там: http://awards.ruslash.net/2006/fics...lon_ne_geev.htm. Действие происходит в оригинальном мире, созданном для исторической настольно-ролевой игры с элементами фэнтази «Ойкумена», где-то в самом начале эпохи Возрождения. Мир собирался по кусочкам и для игры, поэтому я не боюсь, что повторилась. Я – точно знаю, что в чем-то повторилась. Например, слово «дис» взято у Тиамат. Спасибо, Чжан, лучшему Мастеру и спецу по виртуальной реальности, за то, что когда-то придумала это клевое развлечение, спасибо Диме за Рене Великолепного и за то, что так не любит яой, спасибо AD за лапочку Ульха, спасибо Яру за Стоуна и за виртуозный мат, спасибо тем, кто подыгрывал нам на разных периодах этой замечательной истории.



читать дальше

@темы: кто о чем, а Сэш - о слэше, побредушки

URL
Комментарии
2006-09-10 в 23:47 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
-Ну как там месье Савон? – спросил я, пытаясь оторваться от созерцания мужских мускулов, коим была доверена переноска королевского бюста.
-Месье Савона в управлении нет, - сказал Вик. – И вообще, там никого нет.
-Должно быть, все в городе – бухают, - Стоун с сожалением оглянулся. – Эх, если бы не надо было ловить этого типа…
-То есть, нам придется действовать на свой страх и риск? – я нахмурился. – И нас никто-никто не будет прикрывать?
-Абсолютно точно, - осклабился Стоун. – Рене сейчас в Блуа, полиция пытается сохранить честь и достоинство в условиях халявного бухла… словом, мы можем делать все, что захотим…
-И для начала, думаю, стоит посетить месье Жефруа, - кивнул Вик. Был он задумчивым и сосредоточенным, только из-под темной челки поблескивали нездоровым азартом голубые глаза. Такой же азарт я видел и в глазах Стоуна, но прищур последнего к тому же заставлял меня уже заранее жалеть бедного маньяка. Тем более, что Стоун, поколебавшись, взял с собой все-таки не шпагу, а тяжеленную двуручку со свинцовым навершием и лезвием из серебра…
Пройдя по Новому мосту, мы попали в рабочие кварталы. Здесь веселье шло еще с большей отчаянностью, отовсюду доносились похабные песенки и пьяные выкрики, звуки скрипок и тамбурин, кто-то с большим жаром целовался прямо посреди улицы, кого-то уже купали в Луаре, откуда-то издалека по небу плыло оранжевое марево – первый, но далеко не последний пожар этим вечером.
-Да, нам очень повезло, что не мы должны охранять спокойствие мирных жителей… - выразился Стоун и рявкнул на подлетевшего с предложением выпить гуляку: - Отвали, пидорас!...
-Месье Баркедо, я бы попросил вас в дальнейшем воздержаться от подобного рода выражений в присутствии лиц, не достигших совершеннолетия, - несмотря на то, что мы шли ловить опасного маньяка, Вик был в своем репертуаре.
-Это каких именно? – заинтересовался Стоун.
-А следующих: «пидорас», как в единичном, так и в множественном числе, «хрен» в различных склонениях, выражения с упоминанием матери и ряд других производных современного арго, - серьезно сказал Вик, и я, не выдержав, засмеялся:
-Вик, сладкий, если он не будет употреблять эти самые производные, ему придется вообще заткнуться… Он по-другому и не умеет…
-И не хочет… - добавил Стоун и зачем-то сказал: - Ворота.
-Видим, - огрызнулся я. – Ну и куда дальше?
-Я думаю, туда, - Вик махнул рукой, расплывчато указывая направление. Туда-то мы и направились…
Интересующий нас объект жил в богатом на вид двухэтажном особняке в предместье, окруженном прилично заросшим садом и сверх того - чугунной витой оградой. К воротам, украшенным изысканными завитушками, вела хорошо протоптанная тропа. Протоптав ее еще немного своими казенными сапогами, мы все дружно притормозили возле ворот. Вик растерянно оглядел нас:
-Мой метод предусматривает трехэтапный алгоритм: во-первых, внедрение в преступные ряды, во-вторых, вхождение в доверие к преступнику, в-третьих, качественный сбор улик, подтверждающих преступность данного объекта перед законом…
-Один раз ты уже их качественно собрал, - мрачно сказал Стоун. – А посадили не того. Так что действовать будем по моему личному методу. Считайте, что я его только что запатентовал… Вик, встань сзади, Джули, вспомни, что ты гвардеец и достань меч… ну и что, что тяжелый? Вик, назад, я тебе говорю!...
С этими словами Стоун слишком изящным для него движением вытащил из ножен двуручку и изо всех сил заколотил свинцовым навершием по литому чугуну. При этом оборотень вопил во всю глотку:
-Эй! Есть кто там?!...
Дом отозвался почти гробовым молчанием.
-Там не может быть вообще никого, - заметил я. Вик благоразумно отмалчивался, видимо, решив, что у нас со Стоуном больше практики в подобного рода делах. – Это же не дроу, у них должна быть прислуга, дворецкий, на худой конец… Человек, живущий в подобном месте не может быть бедным… и собак не слышно, а они есть почти у всех в предместьях…
-Блин, дерьмо, - Стоун пнул ворота. Неожиданно створка подалась вперед, и оборотень чуть не полетел носом вниз. – Елы-палы! Да они открыты…
Вик шумно засопел, но сдержался и не сказал ни слова про «современное арго». Мы со Стоуном вошли первыми, вернее, первым-таки зашел Стоун с двуручкой наготове, за ним я, отчаянно пытаясь вспомнить, как именно держат этот фигов меч, а последним шел Вик, старавшийся не обгонять нас своими широкими шагами. Кажется, он даже не захватил оружие, тоже мне, полицейский, блин…
-Мне все это не нравиться… - сказала спина оборотня. Мне подумалось, что жаль я не вижу сейчас его глаз - Стоун шел по саду как хищное животное крадется по джунглям. Я впервые видел, как он работает, и в каком-то смысле это было даже красиво.
-Мне тоже, я… Стоун! – взвизгнул я. Оборотень обернулся. Мелькнула серебристой молнией двуручка. Тело человека, схватившего меня за плечо, полетело в кусты, голова с хлюпающим звуком ударилась о тропинку и подкатилась прямо под ноги побледневшему Вику.
Тишина возникла из ниоткуда и обволокла нас плотным занавесом. Стоун посмотрел на нас, пожал плечами и спокойно принялся вытирать двуручку об одежду убитого им человека.
Я судорожно сглотнул:
-Стоун, а если он – всего лишь садовник?... Если он просто хотел спросить, что мы здесь делаем?...
-Это вряд ли, - Стоун наклонился, подцепил голову за волосы (Вик отвернулся, его плечи дрожали. Интересно, почему? Разве это не он несколько часов назад самозабвенно копался во внутренностях трупа двухнедельной давности?). – Разуй глаза. Это же не сад, а дебри какие-то. Какой тут, нахрен, садовник? А теперь смотри сюда.
Я посмотрел – с брезгливостью и любопытством (еще никогда не видел отрезанных голов). Стоун, не испытывая ни малейшего смущения от того, что держит на весу мертвую голову, двумя пальцами свободной руки раздвинул губы жертвы его подозрительности и продемонстрировал нам небольшие, но вполне оформившиеся клыки. После чего зашвырнул голову подальше в кусты, вытер руки о свой же плащ и вновь поднял двуручку.
-А как ты догадался? – тихо спросил его я, когда мы пробирались по саду дальше, уже едва угадывая порядком заросшую тропинку.
-Я и не догадывался, - ответил Стоун вполне серьезно. – Просто когда я знаю, что меня могут убить, то предпочитаю делать это первым. Так прикольней.
-Ну, а если, например, ты ошибешься?
-И что? – Стоун безмятежно посмотрел на меня своими странными глазами альбиноса. – Значит, кому-то не повезет, а я останусь жив.
Я с изумлением покачал головой. В словах Стоуна была своя сермяжная правда – правда настоящего приключенца, потратившего лет двадцать жизни на то, чтобы приобрести бесценный опыт и побывать везде, где только можно. Такие, как Стоун, собственно, ради этого и живут, пока не перебесятся и не начнут как-то устраивать свою судьбу. Хотя, может быть, я и не прав. Стоун вот еще не перебесился, а ведь ему уже за тридцать…
-А… - начал я, но договорить не успел. Впереди смутным силуэтом показался дом – все-таки тропинка вывела нас куда надо. Я оглянулся – стремительно темнело, поэтому вокруг становилось все мрачнее и жутче.
-Нам надо спешить, - заметил это и Стоун. – Предлагаю подкрасться незаметно, тогда можно попробовать застать их врасплох…
-Может, постучимся в дверь и скажем, что мы коммивояжеры? - попытался отшутиться я. Если честно, мне становилось все больше не по себе. Все же я – музыкант и поэт, а с вампирами, мертвыми головами и полуразложившимися трупами дело обычно имеют войны, приключенцы и другие темные личности. Словом, мне было охренительно страшно, поэтому я держался за Стоуном и выставил свой меч так, как ежик – иголки. А вдруг кто-нибудь на него сам наткнется?...
-Сейчас мы обходим дом, заходим с другой стороны и врываемся, - разъяснил нам Стоун. – Нам повезло, что у меня – серебряное оружие. Как только окажетесь внутри, сразу смотрите, где есть какой-нибудь выход и открыты ли окна. Если нет, надо открыть…
-Зачем? – не понял я.
-Думай башкой, идиот! – раздраженно прошептал Стоун. – Куда ты будешь убегать в случае отступления? А если прижмут и не будет возможности добраться до двери?... То-то же. Ну, и главное… Не ждите, пока кто-то сделает первый удар. Мочите всех и сразу, даже если это будет пятилетний ребенок с невинными глазками. Мы явно угодили в вампирский гадюшник и теперь лично я собираюсь выйти отсюда живым. По возможности, надрав задницу тому типу, который ранил Ульха. Всем все понятно?
-Типа того, - хмуро сказал я.
-Понятно, месье Баркедо, - голос Вика был неожиданно бодрым и, как мне показалось, даже веселым. Я этого веселья, признаться, не разделял.
Мы рысью пробежались по саду, обходя мрачный дом с плотно закрытыми или занавешенными окнами, быстренько пересекли пространство между кустами базилика и дверью, Стоун шепнул: «Поехали!», и мы, согласно плану нашего гениального стратега, ворвались в дом.
Три идиота, из которых у двоих есть мечи, но только у одного – серебряный и только один умеет им пользоваться…
Нам неслыханно повезло. Вампиры действительно нас не заметили, поэтому трех Стоун уложил сразу же, даже не прикладывая к этому больших усилий. Когда он опустил двуручку, чтобы вытереть необычно темную и густую кровь об одежду дважды мертвецов, откуда-то сверху на него прыгнула еще одна темная тень. Я открыл рот, чтобы крикнуть что-нибудь вроде «Берегись!», но не успел - в этот момент я увидел промелькнувший возле моего носа маленький вихрь чего-то брызжущего искрами. Промелькнув, неопознанный летающий объект на лету срезал голову вампиру, как-то странно пролетел по дуге и вернулся обратно. Проследив траекторию полета, я уперся взглядом в руку Вика, поймавшего странный предмет.
-Это серебряный бумеранг, - смущенно объяснил юный гений сыска. – Я немного увлекаюсь индейской философией, у них это – священное оружие, призванное выполнять волю Богов…

URL
2006-09-10 в 23:50 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
-Значит, Богам было угодно, чтобы ты его пришил, - «философски» заметил Стоун. – Ну че, пошли поищем, где попряталась оставшаяся мерзопакость…
Оставшуюся мерзопакость Стоун и Вик со своим бумерангом вырезали в два счета, правда, их и было только - две явно молоденькие и неопытные вампирши в верхних спальнях. Больше в доме никого не оставалось. Ну кроме разве что…
-Стоун… а, Стоун? – очень задушевно начал я, поглядывая под кровать.
-Ну чего тебе? – недовольно спросил Стоун, осматривая двуручку.
-Стоун, а собаки вампирами бывают?...
-Че?... – Стоун сорвался с места, привычно и уже даже как-то устало поднял двуручку, подошел к кровати с балдахином, на которой в картинных позах лежало два женских тела, и постучал носком сапога о резную ножку: - А ну вылазь!
Тихое поскуливание в ответ говорило о том, что живущий под кроватью выходить не собирается и очень сердитого дядечку боится… Подавив фырканье, я подошел ближе и встал на колени:
-Смотри, как это делается… Иди сюда, маленький. Тебя никто не обидит…
Из-под кровати показался настороженно вздрагивающий черный нос. Рядом заметно напрягся Стоун, держа меч наперевес. Следующим этапом показались умные собачьи глаза – и вот из-под кровати выполз черный лабрадор, подметающий пол хвостом и жмущийся ко мне так, будто я был его единственной защитой в этом мире.
-Ну-ка, дай я взгляну… - Стоун шагнул ближе. Пес оскалил белоснежные зубы и предупреждающе зарычал. Оборотень ему явно не понравился.
С минуту Стоун буравил рычащего пса взглядом, потом пожал плечами и сказал:
-Не вампир.
-Отлично! – обрадовался я, обнимая огромную псину за шею. – Мы тебя отсюда вытащим… если сами живыми уйдем.
-Господа, предлагаю вернуться к делу, - сказал Вик. – Мы обыскали весь дом, но здесь нет интересующего нас объекта. Судя по картине над камином в гостиной, месье Филибер Жефруа выглядит как человек лет сорока с впалыми щеками, орлиным носом и взглядом фанатика.
-Интересно, орлиный нос и взгляд фанатика – это у всех лекарей так? – я вспомнил месье Паре, в данный момент благополучно пропускающего праздник в честь дня рождения королевы в одной из камер тюрьмы временного заключения при Главном полицейском управлении Лиона. Камеры… не могу сказать, что их очень люблю. Нет, на гауптвахте было миленько, но, в целом, я не испытываю особых симпатий к сырым и тускло освещенным помещениям казематного типа еще с тех пор, как мама, уходя на работу, запирала меня в подвале, поскольку, как она говорила, я бы «все равно чего-нибудь натворил»…
-Подвал! - радостно сообщил я остальным. – Мы еще не смотрели в подвале!
-Точно. Самое место для вампирюг! – восхитился Стоун. – А ты не такой дурак, каким выглядишь, Джули!...
-В любом доме должен быть подвал, - с умным видом кивнул Вик, и мы отправились на поиски подвала.
Разумеется, в доме был подвал. Дверь в него располагалась на кухне, где тоже было безлюдно и не виднелось ни следа какой-либо пищи. Зато повсюду были разбросаны стеклянные вытянутые пробирки, на столе виднелись пятна неопознанного происхождения, а в углу на плотно зашторенном окне уныло громоздилась «машина для переливания крови» - изобретение, которое вызвало резкий качественный скачок в области медицины. К несчастью, придумал эту гениальную машинку злостный рецидивист маньяк-убийца, который уже несколько месяцев держит в страхе весь Лион.
За дверью обнаружилась длинная узкая лестница, ведущая вниз. Первым начал спускаться Стоун, прижавшись к стене и выставив вперед двуручку. Ступив на каменный пол подвального помещения, Стоун огляделся.
-Мать твою, ничего себе!... – странно, он еще что-то видит? Ах да, он же оборотень, значит, ему присуще ночное зрение. Жаль, мне оно не присуще, ни хрена не вижу…
Стоило мне только подумать об этом, как раздался уже знакомый хлопок – и помещение озарилось мягким синеватым светом, исходящим от магического шара. В его свете подвал представлял из себя правильных форм четырехугольную коробку, в центре которой располагался… как вы думаете, что?... Правильно, гроб!
-Добро пожаловать на аттракцион «Мир Вампиров». Цены невысокие, ночью дешевле… - буркнул Стоун и огляделся. – Ну и где тот хрен, который дрыхнет в этой люльке?
Черный лабрадор посмотрел на меня и негромко, как-то неуверенно гавкнул. Потом гавкнул еще раз, но громче.
-Что случилось? – наклонился к нему я. – Может, ты голодный?...
-Рад приветствовать вас, господа, - мы все подпрыгнули, в руке Вика блеснул бумеранг, Стоун крепче сжал двуручку, а я – руку Стоуна.
Отделившаяся от стены тень, закутанная в черный плащ, очень напоминала лекаря Амбруаза Паре, если бы не впалые, окрашенные болезненным румянцем щеки и лихорадочно горящий, абсолютно безумный взгляд. Чтобы поставить ему диагноз, здесь был не нужен ни другой лекарь, ни «человековедение» сеньоры Клариче… Перед нами был псих – в этом не стоило и сомневаться.
-Рад, что вы нашли меня, - сказал вампир, он же – искомый месье Жефруа, грустным голосом, чем окончательно убедил меня в своей невменяемости.
Во взгляде Стоуна, в свою очередь, зажглась легкая сумасшедшинка. Он удобнее перехватил двуручку и почти просвистел сквозь зубы:
-Отлично. А вот сейчас я тебе, хрен собачий, яйца-то и поотрываю…
-Нет, - прервал его Вик, неожиданно подавшись вперед и схватив Стоуна за рукав. – Вы не можете его убить! Его должны судить, и он будет отвечать перед законом!
-При всем моем уважении, Дюбюи… пошел ты на хрен со своим законом! – злобно рявкнул Стоун, сделал еще шаг вперед, и тут случилось сразу несколько событий:
Во-первых, гулкий удар сверху возвестил нам о том, что дверь закрылась, а пара не менее громких щелчков заставила предположить, что она, к тому же, только что была заперта.
Во-вторых, наш маньяк вытянул руку вперед в трагическом жесте и надрывным голосом произнес:
-Давно было пора с этим покончить… Но вас я заберу с собой!
Лабрадор залаял. Он лаял и лаял, словно пытаясь что-то до нас донести, а может, просто выражая степень отчаяния в связи со сложившейся ситуацией.
-Джули, проверь дверь, - приказал Стоун, вырубая вампира свинцовым набалдашником двуручки (тот даже не стал сопротивляться). Я кивнул и, придерживая одной рукой бряцающие ножны, а другой держа бесполезный меч, бросился по лестнице наверх. Где-то на середине моего пути, я обнаружил странную вещь: мои ноги почти по щиколотку утопают в густом желтоватом дыму, появляющимся из отверстий вдоль лестницы на уровне моих ног.
-Стоун, здесь дым какой-то… Стоун, дверь заперта!…
-Дерьмо! Я так и знал, добром это не кончится, - кавалерия поспешила ко мне на помощь, и вскоре мы уже пытались взломать намертво заклинившую дверь вместе. При этом старательно не обращая внимания на дым, поднявшийся уже почти по самые бедра. Дверь упорно не желала поддаваться. Стоун матерился сквозь зубы, я, плюнув на все, разводил по лицу пот кожаными перчатками, а потом мы услышали, как Вик снизу прокричал:
-Он приходит в себя!...
-Мать твою… - Стоун бросился вниз, на ходу обнажая двуручку. Я обернулся – должно быть, от резкого движения, у меня закружилась голова. Внизу Стоун отмахивался двуручкой от нападавшего на него вампира – явно более сильного противника, чем предыдущие. Судя по поведению месье Жефруа, у него окончательно съехала крыша… «Почему тормозит Вик?» - удивился я и тут же получил ответ: прохрипев что-то невнятное, Дюбюи внезапно рухнул, как подкошенный туда, где по полу стлались языки дыма и валялся бездыханной тушей большой черный лабрадор, прекративший лаять. Глядя на это лежащее на полу тело с нелепо раскинутыми руками и ногами, я почувствовал, что меня мутит. Сил хватило только на то, чтобы прислониться к стене, по которой я благополучно и сполз. Сел, уткнув голову в колени, и принялся бороться с подступающим обмороком. Вокруг плавали как-то неаккуратно оборванные клочья удушливого дыма, временами накатывала тошнота и мир все больше становился похожим на иллюзию, придуманную моим собственным воображением….
-Эй, вы там?...
Я вяло поднял голову, пытаясь сквозь дурноту сообразить, откуда исходит звук. Не сразу, но до меня дошло, что он исходит из-за крепко запертой двери. Я открыл рот и выжал:
-Д…да…
-Отойдите, сейчас будем взрывать! – приказал голос. Я на четвереньках (принять вертикальное положение никак не удавалось) отполз от двери, сполз на несколько ступенек ниже и внезапно понял, что это все, что я уже ничего не чувствую и, более того, ничего чувствовать не хочу…. Помню еще, что при падении я хорошенько приложился головой о ступеньки и еще отчаянный мат Стоуна, спрашивающего что-то вроде: «И где же вы были раньше?...».
Болезненный удар по щекам вырвал меня из обморочного состояния. Я открыл рот, но не успел ничего сказать, как Рене ударил меня снова.
-Эй, да может уже хватит меня бить? Это что у тебя, традиция? – возмутился я, отталкивая руку эльфа и хлопая глазами, пытаясь разлепить спутавшиеся ресницы.
-Живой, - констатировал Рене и сразу же потерял ко мне всякий интерес. Я глубоко вдохнул свежий ночной воздух. Судя по всему, мы находились на улице. Подняв руку к голове, обнаружил свежую повязку – не иначе, при падении разбил голову… Внезапно мое лицо стало очень мокрым – постарался черный лабрадор, облизавший меня и теперь преданно смотрящий мне в глаза своими - умными, грустными и почти человеческими.
Когда я, наконец, пришел в себя настолько, что стал вникать в происходящее вокруг, я увидел весьма странную картину: мы находились в саду, рядом со мной полицейский лекарь месье Нико мучался с не желавшим покидать мир грез Виктором, а чуть поодаль Рене, пара десятков гвардейцев и несколько полицейских связывали руки нашему знакомому вампиру, стоявшему в очень неудобной позе. Точнее, он находился в полусогнутом положении, а его зубы прочно завязли в большом черном валуне неизвестной породы. Поэтому сопротивляться месье Жефруа не мог и только злобно шипел, когда специальные веревки с вплетенным серебром прикасались к его коже. Ни гвардейцы, ни полицейские не обращали на его шипение никакого внимания, в итоге псих оказался скручен самым надежным образом. Тогда Рене постучал по камню и спокойно сказал:
-Можешь превращаться.

URL
2006-09-10 в 23:52 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
-Спасибочки за разрешение, - с мрачной язвительностью ответил Стоун, превращаясь в человека. Я смотрел на это зрелище, широко распахнув глаза. Кто бы мог подумать, Стоун может превращаться в камень! Надо же, а ведь за целый год я так и не удосужился спросить у оборотня, во что конкретно он обращается…
Рядом заскулил лабрадор. Псина прижалась ко мне, словно стараясь стать как можно более незаметной. Я похлопал ее по мохнатому загривку.
-Ничего, лапа, сейчас уже все кончилось, мы можем уйти и я чем-нибудь тебя покормлю…
-«Уйти» - это вряд ли, - хмыкнул Стоун, поворачиваясь к нам. Был он потный, встрепанный и ужасно злой. – Джули, ты, конечно, мелкий пидор, но зачем же приставать к парням так откровенно?…
-В смысле?... – нахмурился я и вдруг с ужасом ощутил под своей рукой, которой гладил собаку, нечто совсем иное – гладкое и человеческое. Парень лет двадцати, почти мой ровесник, свернувшийся в комочек рядом со мной, поднял голову и дружелюбно подмигнул мне хитрым синим глазом.
-Как вы узнали? - спросил парень, поднимаясь и запахивая края какой-то невнятной хламиды.
Стоун изобразил что-то вроде демонической ухмылки.
-Я же оборотень. Мы произошли от животных и всегда унюхаем подделку. Ты только казался собакой.
Я нахмурился. Где-то я уже видел этого парня… Где-то, в месте, похожем на… Точно! В полицейском управлении, если быть точнее, в больнице при полицейском управлении. Пепельные волосы (сейчас распущенные. Хм… и действительно, красивая шевелюра!), яркие, хитро прищуренные сине-бирюзовые глаза, квадратные скулы и полные губы. Последняя жертва месье Жефруа! Та самая, с которой они были знакомы еще до убийства…
-Ладно, - сказал парень, тряхнув своим роскошным хайром, и покосился на скрученного маньяка. – Он, конечно, спас мне жизнь… Но вы тоже спасли мне жизнь. Я успел забрать… то, что принадлежит мне, но, скорее всего, не смог бы оттуда выбраться. У Филибера явно съехала крыша, а остальных он контролировал.. Меня зовут Оберон, я маг - специалист по превращениям. Я дам показания против месье Жефруа. Я был его пациентом в течение пяти месяцев и все видел.
-Тогда едем в участок, - решительно сказал Рене. – Вернее, вы все едете в участок, а я возвращаюсь в Блуа… и если там за это время что-нибудь случилось, я точно знаю, кто будет в этом виноват!
-Рене, - я выбрал момент, когда мы все рассаживались по каретам, и подошел к лейтенанту. – Думаю, сейчас я узнаю всю историю, а то у меня уже от любопытства мурашки по спине бегут… Но только мне непонятно: как ты узнал, что мы нуждаемся в помощи и где нас искать?...
Знаете, что ответил мне этот проклятый эльф? Он посмотрел на меня непроницаемым взором и все, что он мне в ту ночь сказал, было:
-Много будешь знать – скоро состаришься…

Вариация пятая.


-Ах… Габи…а-а-а!…
-Котенок… м-м-м… славный котенок…
Мы содрогнулись в последнем, самом остром наслаждении, и раскатились по разным сторонам кровати. Я положил руку на мокрый от пота лоб, откинул прилипшие пряди. Со стороны, где лежал Габи, потянуло сладковатым дымом его длинных, нездешних сигар.
-Можно?... – я подполз к нему и с удовольствием сделал пару затяжек. Бодрило не хуже, чем от конопли. Габи сонно улыбнулся и провел по моей щеке кончиками пальцев:
-Ты кого угодно затрахаешь, малыш…
-Угу, - я сделал еще одну затяжку и остался лежать рядом, положив подбородок на грудь дроу. В голове царила приятная пустота, в висках немного шумело, в целом, жизнь была прекрасной…
-Ну, котеночек, я жду подробного рассказа, - Габи погладил меня по волосам. Он улыбался. Он всегда улыбался. – Все это очень интересно: маньяки, лекари, собаки… Давай по порядку.
-А на чем мы… хм… прервались? – я наморщил лоб. – Ах да, точно, ну вот, маньяка скрутили, Рене рванул обратно во дворец, а мы все поехали в участок. Надо было видеть физиономию комиссара Савона! Я думал, он просто лопнет… Оберон рассказал все, что знал. И к утру мы уже обладали полной информацией о том, что происходило все эти месяцы…
-Ну и что же там происходило?
-Все началось пять месяцев назад, когда Оберон попал в дом лекаря категории «Мастер» Филибера Жефруа. О том, как это случилось, Оберон умолчал, сказал только, что был сильно ранен и что у него не было денег на лечение. То есть, месье Жефруа взялся лечить его из чистого благородства. Он вообще был очень благородный чувак – все мечтал каким-нибудь способом осчастливить человечество. Мол, у магов есть их сила, у эльфов есть бессмертие, у остальных тоже чего-нибудь да есть. Одни люди – самые беззащитные существа в пределах Ойкумены. Как лекарь месье Жефруа видел много всего мерзостного и от души хотел бы, чтобы всем стало лучше, чтобы никто не умирал и не болел.
И вот в дом Жефруа попадает Оберон – молодой маг, раненый где-то на улице, подобранный и выхоженный лекарем. Таким образом, Оберон испытывал к лекарю благодарность, а лекарь относился к нему как к творению своих рук. Они сильно сблизились за время лечения, часто разговаривали, причем месье Жефруа больше всего интересовали подробности из жизни магов. Словом, Оберон ему кое-что выболтал, и у Филибера родилась странная, а может, и не совсем странная теория. Оберон рассказал ему, что когда он попал на остров Грундо, где расположена Высшая Академия Магов, у него не было никаких магических способностей. Но прошло какое-то время – и способности появились. На острове Грундо магии учат всех – даже прислугу, потому что стоит любому существу пожить там какое-то время – и у него появляются какие-то зачатки магии. Из этого Филибер сделал вывод, что магические способности содержаться в каждом человеке, но в свернутой потенции, и иногда не хватает какой-то малости, чтобы они «развернулись».
-Я слышал, у людей официальная точка зрения считает, что заниматься магией могут только маги, то есть те, у кого есть способности, - заметил Габи.
-Совершенно верно, - кивнул я. – Таким образом, Филибер находился очень близко к позиции анти-магов – тех, кто настаивает на возможности обучения магии всех и, более того, считает, что это просто необходимо сделать…
-Я бы на месте магов не стал поддерживать подобных идей, - сказал Габи. – Зачем создавать себе конкуренцию? Фактически, они ведь управляют вашим миром, разве не так?
-Так. И поэтому Филибер хотел «запустить» магию в массы, чтобы уже никто не находился в привилегированном положении. Он думал, что магия – это что-то вроде энергетического поля, окружающего человека. Чем больше это поле, тем круче маг. Поэтому маги могут наращивать как свой опыт - за счет обучения, так и свое поле – за счет убийств других живых существ. А занимаясь практической магией, они тратят свою энергию, и становятся слабее. Узнав об этом, месье Жефруа решил придумать способ, которым можно было бы образовать у не обладающего способностями человека «изначальное поле». За пример он взял вампиров…
-Почему вампиров? – Габи потянулся за новой сигарой.
-Потому что вампиры – живые мертвецы, и чтобы поддерживать свое существование, они нуждаются в подпитке чужой кровью. Оберон рассказал, что производство многих магических артефактов также связано с кровью... Словом, месье Жефруа решил, что эта самая энергия содержится в крови мага в виде каких-то элементов, и если заставить эти элементы перейти в кровь другого человека, то у него появятся магические способности. И тогда наш замечательный спаситель человечества решил пойти самым простым путем – он нашел вампира, который его укусил, и сам стал кусать зазевавшихся магов какого-нибудь слабенького уровня, пытаясь стать магом сам. Разумеется, ни фига у него не вышло, но парочку-другую подконтрольных вампиров он заполучил… к счастью, не настолько сильных, чтобы Стоун с ними не справился.
-Да уж, со Стоуном вам повезло, - весело хмыкнул Габи. – В Карсе таких называют берсерками. Бьют не глядя и обычно попадают.
-Ну так вот… Убедившись, что у него ничего не выходит, Филибер решил попробовать как-нибудь по-другому. И изобрел «машинку для переливания крови». Сперва он просто экспериментировал с пациентами (кровь мага давал ему Оберон, которому и самому было любопытно, что из этого выйдет), а затем выяснилось, что при большой потере крови «машинка» может спасти жизнь человека, и вообще, для лекарей – штука весьма полезная. А тут как раз пришло время для очередного ежегодного консилиума лекарей Гильдии, где они обмениваются опытом. Месье Жефруа представил там свое изобретение, сорвал аплодисменты, но, не удержавшись, брякнул про свою теорию. Ужаснувшись, коллеги объединились – и выгнали злополучного «спасителя» из Гильдии. Мол, лекарство – лекарям, магия – магам, все остальное – людям, каждый должен заниматься своим делом и не мешать другим. Обиженный до глубины души, Филибер прошелся по лионским кабачкам, где встретил своего старого приятеля – одного из тех, кто проголосовал против него. В темном переулке у них вышла ссора, и Жефруа, будучи в состоянии алкогольного опьянения и бешенства, ударил приятеля скальпелем – новым маденским изобретением, которых на весь Лион – штуки три, не больше…
-И вот тут-то у него и началось, - догадался Габриэль. Воодушевленный таким вниманием к своему повествованию, я кивнул:
-Парня конкретно переглючило. Он начал убивать людей на улицах и, сам понимая, что уже делает что-то не то, оставлял в зашитых телах визитки. Чтобы его нашли и остановили, поскольку сам он остановиться уже не мог… Оберон, к тому времени уже вставший на ноги, пытался что-то сделать, назначил стрелку в «Дохлой кошке» и даже пригрозил сдать маньяка полиции, если он не прекратит своих безумств. Нервы Филибера уже были на пределе, и он набросился со скальпелем на своего же пациента. А потом попытался добить с помощью своих вампиров в полицейской больнице, но вовремя пришедший в себя маг слинял, оставив нас в глубоком недоумении…. А дальше вампир решил не рисковать, залег на дно, и тут в дело вмешались мы. То есть я, Стоун и великолепный Виктор Дюбюи со своей дактилоскопией и природным упрямством.

URL
2006-09-10 в 23:55 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.

– Что ж, вы весело провели время, - заявил Габи. - Когда суд?
-Завтра, - я приподнялся на локте и заглянул в карие смешливые глаза. – Слушай, Габи, я все хотел спросить… Чем ты занимался восемьсот лет?
-Первые сто – сидел в Элиноре, - пожал плечами дроу. – Пятьдесят – бродил по Ойкумене. А потом – занимался политикой, распоряжался финансами общины, да много всего. Тебе не будет интересно.
-А тебе? – задал я провокационный вопрос.
-Чего? – насторожился дроу.
-Тебе самому-то было интересно?...
Габриэль откинул голову на подушки. Затянулся, выпустил дым струйкой в потолок и тихонько рассмеялся.
-Какие ты задаешь непростые вопросы, малыш. Наверное, да. Не всегда
-А почему ты не можешь уйти куда-нибудь и пошляться отдельно от своих? – я опять устроился на теле дроу, с наслаждением вдыхая мужской запах темной кожи.
-А зачем? – спросил Габи.
-А почему бы нет?
-Потому что мне это не надо. Чего я там увижу такого, что не увижу здесь? – резонно спросил Габриэль. – За отпущенный нам срок жизни мы увидим даже то, что не захотим видеть. Спешить, в общем-то, некуда. И потом, община защищает. Я точно могу рассчитывать на каждого из ее членов. Как и он на меня.
-Ясно… - я похлопал ресницами. – Значит, если бы тебе вдруг пришлось выбирать между мной и другим членом общины, ты в любом случае выбрал бы его?
-И он бы сделал то же для меня, - серьезно ответил Габи.
-Понятно, - я закрыл глаза и притворился спящим. А вскоре и правда заснул, потому что не спал уже около суток и был порядком вымотан последними событиями и завершившим их бурным сексом.
Мне ровным счетом ничего не снилось.


Кода.

Когда мы вышли из здания суда, стало ясно – погода испортилась окончательно и бесповоротно. Небо над Лионом затянуло огромными тучами, каждая – размером с маленького слона. И выглядели эти тучи так, будто вот-вот собираются разрыдаться прямо над нашими головами.
Наше настроение вполне соответствовало погоде. Стоун достал трубку, набил ее табаком и раскурил. Вик стоял с очень сосредоточенным лицом, рассматривая свои ногти. Один месье Нико был, как всегда, спокоен, хотя и его лоб прорезала нехорошая складка.
-Нет, ну надо же… - все-таки начал первым Стоун. – Эта тварь отделалась изгнанием из города! Дерьмо! И это вы называете «справедливостью»?...
Месье Нико пожал плечами:
-Кто же мог знать, что закон о заслугах перед городом все еще в силе. Ему же сто лет в обед, его принимали еще при Карле Кровавом… И кто мог знать, что Филибер когда-то вылечил нашего «объективного» судью от камней в почках…
-Надо было знать! – Стоун поднял голову, его глаза яростно сверкали. – Точнее, нужно было прибить гаденыша сразу, пока еще была такая возможность!
-Нет, я бы этого не допустил, - коротко сказал Вик.
-Вик, дорогуша, но это же нечестно!... – жалобно сказал я. – Он же убил столько народа, его просто нужно было казнить…
-Я же сказал, нет, - Вик сумрачно оглядел нас всех из-под темной челки. И этот взгляд был совсем не тот, что у прежнего Вика – гораздо холоднее и решительней. – Все правильно.
-Т..то есть? – дружно возмутились мы со Стоуном, а Стоун добавил:
-Ты поосторожнее, а то за такие шутки морду бьют…
-Все абсолютно верно. Просто начинать нужно было не с этого, - объяснил Вик. – Я ухожу из полиции и возвращаюсь в Тампль. Получу степень бакалавра и напишу новый проект. Пожалуй, я назову его «Декларация о правах». Понимаете… пока у нас царит такой беспредел в правовой сфере, пока судьбы преступников решают не горожане, а бароны, которым принадлежит данная часть города, мы можем собирать любые доказательства, но в итоге преступник окажется на свободе. Так случилось и в этот раз. Я твердо намерен положить этому конец, - Вик сжал кулаки. Его умная мордочка законченного ботаника выражала отчаянную решимость сражаться до последнего. Я посмотрел на реакцию остальных: на лице Стоуна было написано недоумение и даже какая-то брезгливость, а месье Нико смотрел на Вика, как мне показалось, с сочувствием.
Мне и самому было немного жалко наше юное дарование. Конечно, он сделает все возможное, чтобы настоять на своем… но только Боги ведают, сколько ему предстоит пережить! Пытаясь сломать систему, нужно всегда допускать шанс, что она сломает тебя…
Хотя, зная Вика, можно было надеяться и на благополучный исход дела. Одно ясно – так просто он не сдастся, скорее уж положит всю жизнь на то, чтобы доказать свою правоту. Такие, как Вик, иногда добиваются своего – потому, что у них хватает на это сил, мужества и упрямой веры в себя.
Говорить нам, в общем-то, больше было не о чем, поэтому мы быстро распрощались. Месье Нико и Виктор пошли в сторону полицейского управления, а мыс со Стоуном, не сговариваясь, завернули в одну из «Заварух», в молчании пропустили пару пива и пошли бродить по набережной, среди прачек, проституток, их сутенеров и таких же праздных гуляк, как мы. Ветер покрывал воду мелкой рябью, воздух неумолимо темнел в предчувствии грозы или, хотя бы, проливного дождя. Сперва мы молчали, потом Стоун хмыкнул себе под нос:
-А как тебе наш Рене? Я чего-то так и не понял, всю работу фактически сделали мы, а награда досталась ему…
Я промолчал, зябко ежась под налетающими с реки порывами ветра. Но Стоуна не так-то просто заткнуть:
-Нет, это надо же было так обнаглеть – попроситься в личные телохранители Элоизы… И ведь ему не отказали… Вот, блин, везунчик!
-Рене просто добился своего. Он собирается спать с королевой, чтобы получить дворянский титул, - мрачно пояснил я. – Это противно.
-Да? – искренне удивился Стоун. – А кто его этому научил?
-Кто? – я недоуменно покосился на Стоуна. Оборотень довольно осклабился:
-Ты и научил!
-Не понял, - хмуро сказал я. – Если тебе просто приспичило над кем-нибудь поиздеваться, выбери себе другой объект…
-Я не издеваюсь, а констатирую факт, - Стоун опустился на один из каменных выступов набережной и достал трубку. – Ты показал ему, что можно использовать свое тело как приманку. Как средство достать деньги, продвинуться по службе и сделать так, чтобы тебя не выгнали из королевской гвардии, несмотря на откровенное халявничанье…
-Стоун, ты придурок, - сказал я, начиная медленно свирепеть. – Я ничего подобного не….
-Может быть, я и придурок, но ведь это ты спишь с Михаэлиселем и живешь за его счет? Неплохо, кстати, живешь, - Стоун прищурился на солнце. – Я бы даже сказал, со вкусом… Не думай, что я против. Нам же только лучше. Почему остальные маршируют на плацу, а мы мотаемся в гражданском по всему городу? Кто это такой добрый, что устроил нам такую халяву? И что, будешь утверждать, что дроу делают хоть что-нибудь бесплатно?
Я замер. Поднявшийся ветер взъерошил мне волосы.
-Мы с Михаэлисом – не любовники, понял?...
-Ну да какая нахрен разница? Значит, будете любовниками, - похабно усмехнулся Стоун. – К этому все и идет, верно?
-Не верно, - ехидно парировал я. – Уж лучше я с тобой пересплю, чем с ним! Хотя нет… ты же подмышки не бреешь… и вообще, Ульх прав – ты просто грубый, вонючий солдафон…
Здесь мне пришлось прерваться, потому что рука Стоуна вдруг почему-то оказалась у меня на горле, а меня прижало к каменному выступу.
-Повтори это еще раз! – прорычал Стоун, сжимая руку и глядя на меня своими белесыми зрачками. Впрочем, я не отвел взгляда, а только сузил глаза:
-Если ты думаешь, что я не умею драться, то ошибаешься. В конце концов, мой дом – улица. Обычно я берегу свои пальцы для скрипки. Но если понадобиться…
-И что тогда будет? – саркастически уточнил Стоун. Может, мне показалось, но в его голосе мелькнуло что-то похожее на уважение. Я еще не успел придумать достойный ответ, как мне в ноздри ударил резковатый запах, действующий на нервы своей экзотичностью
-Отпусти, придурок! – я без особого труда отцепил от себя Стоуна и принялся поправлять бастистовую рубашку с кружевным воротником (на сей раз я выбрал бежевый оттенок). – Все, я пошел. Меня ждут… Вернусь поздно, ужинайте без меня.
-Что, на ковер? – продолжал издеваться оборотень. Я благоразумно решил проигнорировать его инсинуации, отвернулся, засунул руки в карманы и пошел в сторону Сен-Дени, откуда можно было свернуть к подворью дроу. Несмотря на явно портившуюся погоду, мне почему-то хотелось пройтись пешком. Я чувствовал приближение состояния, именуемого «депрессией», когда вся жизнь проходит под девизом: «В жизни не одни только ямы… бывают еще и пропасти!».
-Трахни его, Джули!... – донесся до меня радостный вопль Стоуна. – Или сделай так, чтобы он тебя трахнул!...
-Пошел ты, Стоун!... – выдал я в ответ, стараясь перекричать ветер, и продолжал свой путь в самом мерзопакостном настроении.
Естественно, я попал под дождь. Раз уж день с утра обещает быть паршивым, чаще всего, так оно и случается…
-Появился, - Михаэлис сидел в кресле спиной ко мне. Он всегда знал, когда я вхожу, даже если не смотрел в сторону двери. Не то слышал звук моих шагов, не то у него была лишняя пара глаз на спине. Я застыл у двери, обхватив себя руками и вполне отдавая себе отчет, как жалко я выгляжу после неудавшейся стычки со Стоуном и проливного дождя на улице.

URL
2006-09-10 в 23:58 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Ну и пусть. Пусть увидит, какой я на самом деле. Все, что я говорил о себе до сих пор, было чистой бравадой. Я впервые чувствовал себя действительно ничтожеством. Существом, у которого нет ничего. Никому не нужным комком плоти. Это была не просто жалость к себе, а жалость к себе, возведенная в абсолют. Именно поэтому я с таким нетерпением ждал реакции Михаэлиса – будто хотел, чтобы он сказал что-нибудь этакое и покончил со мной как с личностью раз и навсегда.
Михаэлис обернулся.
-Ты промок. Мог бы плащ одеть, - будничным тоном сказал он. Вспыхнув ни с того ни с сего в камине, огонь словно приглашал к себе своей добротой и уютом, которых мне так не хватало. Не веря собственному счастью, я присел рядом и принялся отогревать замерзшие пальцы.
-Тебе действительно так не нравиться в гвардии? – спросил Михаэлис. Я пожал плечами:
-Действительно… И так не нравиться, и этак тоже.
-Хорошо. Боюсь, хорошего гвардейца из тебя не получится. Может, получится хороший студент. Будешь учится в Тампле. О гвардии можешь не беспокоится.
-Что, меня опять забыл спросить? – скептически буркнул я, зная, что он смотрит на меня своим немигающим змеиным взглядом. Он все время смотрел на меня, даже когда ломал мне руки или читал нравоучения. От этого взгляда по моей спине порой начинали бегать самые настоящие мурашки...
В последнее время, общаясь с Михаэлисом, я чувствовал самое настоящее отчаянье. Моя книга уже была в пути, время шло, а я все еще не мог нащупать его слабое место. Я не знал, как мне действовать дальше, поэтому мне не оставалось ничего иного, как тупо пялиться в камин, тоскливо размышляя на тему: «Хоть ты и мудак, но я бы тебя все-таки трахнул…».
-Я бы тебя тоже, - раздался над моим ухом удивленный голос Михаэлиса. Я не испытал шока – по той простой причине, что я сам не поверил тому, что слышал. Не может же он читать мысли… или может? Все это было так неожиданно, что я даже не убрал от огня руки, которые грел. Только повернул голову туда, откуда доносился голос…
…и был встречен поцелуем.
Было в этом что-то странное, будто бы поцеловаться с отцом или с младшей сестрой… что-то остро извращенное и в то же время очень сладострастное. Я просто не мог поверить… Да, конечно, я ответил – но исключительно машинально. И в тот момент, когда мой язык встретился с языком Михаэлиса, я наконец-то поверил в реальность происходящего, хотя все еще не был уверен, что это именно та реальность, в которой я жил до сих пор. Слишком уж все было просто. Как в любовном романе – их уста сливаются, и они чувствуют, как страсть переполняет их. Глаза подергиваются поволокой, достойной Луны в туманную погоду, а каждая клеточка тела вибрирует, готовая влиться в стоящее перед тобой существо, раствориться в нем и забыть обо всем на свете. Кажется, именно после этого читатели понимают, что главным героям не миновать женитьбы…
Надо же, какие бредовые мысли могут лезть в голову во время поцелуя…
-М-м-м-м-м… - кажется, это простонал не я. Произнесенное вслед за этим мое имя подтверждало догадку. Губы Михаэлиса оторвались от моих, я машинально подался следом, не желая упускать ни малейшего мгновения, но был остановлен сильными ощущениями в собственном паху. Это было невероятно… чувство реальности опять исчезло, я оказался без одежды и уплывал куда-то, где еще не был даже после конопли… где еще не был никто… я левитировал в воздухе, чувствуя… нет, не прикосновения… никаких прикосновений и не было - просто потоки воздуха, то сжимающие основание моего члена, то отпускающие хватку… ласкающие напряженную до предела головку и нахально залезающие под самые чувствительные складки кожи… мне было хорошо, я мог бы попросить еще, еще вверх и немного вниз…чуть нежнее… теперь быстрее…любое мое желание было бы исполнено…
-Не надо… я не хочу так… - выдавил я из себя, сам не понимая, о чем говорю, и остро чувствуя каждый свой позвонок в каком-то зверином наслаждении. – Пожалуйста… только не так!...
Краем глаза я видел, как Михаэлис медленно опустил раскрытую ладонь вниз. Потоки воздуха осторожно положили меня… кажется, на письменный стол. А то, что укололо меня в правый бок, было, видимо, перьями. Я скинул их на пол и прижал согнутую в локте руку к лицу, чтобы Михаэлис не увидел разочарования – я был не в силах контролировать свою мимику. Вторую руку я направил туда, где в моем теле образовалась насущная проблема. Технология решения была известна мне с детства: вверх-вниз - и так далее вплоть до разрядки. Вот только представлять я буду совсем не то, что представляю обычно. Скорее всего… Да, точно, я буду воображать, что занимаюсь любовью с непонятным и опасным темнокожим представителем расы, с которым не станут связываться даже маги из Академии острова Грундо и который сейчас застыл в дальнем углу комнаты как неживое каменное изваяние…
Решено - сперва избавлюсь от напряжения, а уже потом сползу со стола и выслушаю все те гадости, которые, должно быть, уже припасены для меня у вредного дроу. У меня и у самого есть, что сказать… Я ласкал сам себя, пытаясь не обращать внимания на вызывающий мурашки пристальный взгляд Михаэлиса. Не обращать внимания не получалось, но член горел от напряжения, поэтому я прикусил губу и продолжил.
-Подожди… – настойчивые руки отвели мою ладонь в сторону и сами обхватили плавящуюся от неудовлетворенных желаний плоть, копируя мои предыдущие движения. Я кончил почти сразу - с глубоким вздохом, задержав дыхание не хуже опытного пловца. Пока я пытался сломать позвоночник, изгибаясь на темно-красной глади стола, Михаэлис обхватил руками мою талию, приподнял бедра и удивительно стремительно для существа, терпеть не могущего геев, ворвался в меня сразу почти наполовину.
Я застыл, хватая ртом воздух и не умея насытить им расширенные легкие. Где-то на краю сознания промелькнула мысль о том, как все-таки мне повезло, что я уже далеко не мальчик - похоже, этот дроу действительно никогда раньше не занимался ничем подобным и потому не знал всей специфики…
-Так не больно? – Михаэлис, кажется, понял и после паузы сделал исключительно осторожное движение. Я согласно всхлипнул, глядя на него во все глаза. Надо же, даже сейчас змеиные зрачки отражали только холодное внимание. Но руки, ищущие наиболее чувствительные места на моем теле, и огромный, напряженный до предела член, согревающий меня изнутри, говорили об обратном. И я не знал, чему мне верить. Поэтому не верил ничему. Я просто был расслаблен и получал чистый концентрат удовольствия от той заботливой нежности, с которой Михаэлис двигался внутри меня. Затем нежность сменилась яростными толчками, впрочем, я их уже ждал и был несказанно счастлив проявлению столь горячего темперамента. Это длилось не больше пяти-семи минут… но, поверьте, они стоили многого…
Когда Михаэлис кончил, застыв на пару секунд, он показался мне удивительно естественным – ужасно сосредоточенное лицо, приоткрытые чувственные губы и напряженные скулы. И сильные пальцы, вцепившиеся в мои бедра железной хваткой – наверняка будут синяки...

URL
2006-09-10 в 23:59 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Спустя энное время я обнаружил, что все еще лежу на письменном столе, закинув руки куда-то за голову, согнув левую ногу в колени, а правую оставив болтаться где-то на уровне письменных ящиков. Бумаги, чернильницы и прочая канцелярская лабуда окружали стол своего рода защитным кругом. Теперь я чувствовал даже некоторое разочарование – все получилось так просто и так, как всегда. Я даю, меня берут – и никакой загадки. Даже как-то обидно, как будто бы я ожидал чего-то более, ну, интересного, что ли... Кстати, а как там поживает наш герой-любовник?...
Михаэлис был рядом – он стоял спиной ко мне, и, можете поверить на слово, это была очень напряженная спина.
-Ты в порядке? … - рискнул я прикоснуться к спине влажной от пота, как, впрочем, и все остальное, ладонью.
Лопатки Михаэлиса задвигались. В его голосе мне почудилась горечь, когда он произнес:
-У нас с Габриэлем больше общего, чем я думал, - дроу обернулся и в упор посмотрел на меня своим коронным немигающим взглядом: - Тебе понравилось?
И вот тут-то у меня и случилось маленькое раздвоение личности, в результате которого я обычно начинаю активно нарываться на неприятности. С одной стороны, мне действительно было очень хорошо, но с другой – я так долго этого ждал… Я почувствовал, что нехорошо прищурился. Все происходило как-то странно, помимо моей воли, как будто это был не я, а кто-то другой, более разозленный, более жестокий, кто сказал:
-Ну… в целом, очень даже... Не хуже других.
-Убирайся!... – прошипел Михаэлис, широко распахивая наполненные бешенством глаза. «Нет, ну надо же, подействовало…» - машинально изумился я и, не желая снова испытать на себе все прелести безнаркозной хирургии, на всякий случай сжался в испуганный комочек на краю стола. Спустя секунду черты лица Михаэлиса разгладились, карие с бордовым оттенком глаза снова стали холодными.
-Вставай, одевайся и пошел отсюда вон, - выдал он четкие инструкции.
-Как будет угодно, - проворчал я (или все еще «не совсем я»?), неловко сполз со стола и принялся собирать по комнате свои вещи. Не уйти я не мог – кажется, я уже упоминал о заклятии Чаровладения? Но, одеваясь, я знал, что Михаэлис смотрит на меня своим непроницаемым змеиным взглядом. Он все время смотрел на меня, даже когда ломал мне руки или занимался со мной сексом.
И, как всегда, от этого взгляда у меня по спине бегали крупные, нехорошие мурашки…
Утром я спустился вниз на обычную чашку чая и застал в кухне идиллическую картину: нам всем дали выходной, поэтому Рене в домашнем халате перелистывал газету, Ульх со все еще перевязанным плечом разливал по кружкам кипяток, а Стоун, ссутулившись, сидел на стуле, периодически зевал и помаргивал красными опухшими веками. У кого-то явно была хорошая ночь… Я сел рядом и отобрал у Рене часть газеты. Открыл первую страницу…
.. и сразу же увидел сообщение о том, что сегодня ночью на карету Филибера Жефруа, покидавшего по распоряжению суда город, было совершено разбойное нападение. Разбойники были вооружены мечами. Филибер Жефруа скончался от многочисленных ран на месте нападения. Из сопровождавших его слуг и конюха ни один не остался в живых. Городским властям следовало бы больше думать о спокойствии на дорогах, бла-бла-бла и все такое…
Я поднял голову от газеты. Посмотрел на Стоуна.
Стоун с довольным, хоть и абсолютно не выспавшимся видом отхлебывал из кружки горячий чай. Ульх, с трудом шевеля раненой рукой, беззвучно размешивал сахар в своей кружке и улыбался Рене, читающему вслух какую-то статью. Начинала шумно кипеть вода во вновь поставленном на огонь чайнике. По стеклу окна ползла жирная муха и досадливо жужжала.
Порой на меня накатывает что-нибудь типа светлой грусти, и я начинаю думать о том, что, по сути, у меня нет ни одного настоящего друга. Зато всегда множество приятелей, с которыми можно поболтать и провести время, и вообще, все они – довольно славные и милые существа, хотя и со своими тараканами в голове. Иногда довольно крупными…
Я вздохнул, встряхнул светлыми волосами и протянул пустую кружку:
-Ульх, можно мне еще немного чая?...



Продолжение следует. Скоро :):.


URL
2006-09-11 в 03:36 

AD...
-?-
мои поздравления!
текст отменный говорю огромное спасибо за правильно понятый характер персонажа...:hlop::hash::lord:
но.....как же без гадостей то...(это ж я !):shit:

могу подчеркнуть что недостатки небольшие но присутсвуют
вот немного из того что бросилось в глаза:
неправильно подобрана стилистическая форма для свободного разговора:kto: это я заявляю со всей ответственностью надо бы всё же убрать некоторые жаргонизмы и не пользоватся "мягкими" сокращениями они не вписываьтся в общий стиль но между тем и не очень заметны...:thnk::nope:

к вопросу об анатомии :pink::susp:(умалчиваю по причине нежелания вдаватся в детали)

некоторая резковатьсть смены событий присутствует но не бросается в глаза особенно если читать не вдумываясь....

ну на этом закруглюсь иначе не ложка а какая то поварёжка получится...

а вообще начинание очень хорошее да и исполнение не разочаровывает так что дерзай смело.... к тому же если займёшся то попробуй делать недлинные рассказики и отправлять куда нибудь в инет... благо идей не занимать.... да и рассказы оригинального жанра нынче в цене вот анадысь видел книжку написаную по заколдовке но не очень.....сказываются стереотипы привитые любимой во всём мире дд...
да и отморозков для героического рассказика мы тебе как нибудь добудем:viking2: :budo: :rider: .....
ну а детектив так тот вообще легко особенно в свете последних событий:evil: может получится особо почитаемый сейчас мистический детектив....

и вообще серия рассказов по миру ойкумены была бы очень кстати.... кто знает может из этого что и получится...
:alles: :write2:

2006-09-11 в 21:51 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
AD...

Спасибо, гы! Потом напишу подробнее, сейчас времени нет. Успокой меня пожалуйста, скажи, что оно нормально открывается, а то у меня на компе со связью, похоже, уже черти что... :)

URL
2006-09-12 в 11:14 

Моё сердце отдано рискованному научному допущению
Соня Сэш
Мурчательная ты моя, всё-таки выложила, мяу! :laugh:
:hlop: :hlop: :hlop: :hlop:
:white: :white: :white: :white: :white:
Позитива!!!!!! :pozit: :pozit: :pozit: :pozit:
Любви и жизни!!!!! :candle: :candle: :candle: :candle:
Конструктивной критике - boy!!!!! :ban: :ban: :drug: :drug: :tease3:

:hlop: :hlop: :hlop: :hlop:

2006-09-15 в 01:11 

Парижская премьера театрального представления по самой скандальной книге в русской литературе Тайные записки 1836-1837 годов А. С. Пушкина состоится 27 сентября в Theatre du Marais
(http://www.lerideau.info/theatrelejournalsecret.html).
В главной роли известный актёр театра, кино и телевидения Manuel Blanc (http://www.allocine.fr/personne/fic...onne=15050.html).
См. афишу на http://www.mipco.com/gifs/PouchkinePoster.jpg

URL
2006-09-15 в 09:30 

Ром, плеть и содомия - вот единственные традиции Королевского Флота
Соня! нодо созвониться! напиши мне

2006-09-15 в 13:01 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Alexiel-sun
Не могу. Читай пост выше. Позвоню, когда выздоровею, мур? :)

Yisandre

Гы! Я знала, что ты меня поддержишь. Кстати, я почти написала отчет по твоим вапирам, жди, выздоровею - отдам.






URL
2006-09-15 в 13:48 

Моё сердце отдано рискованному научному допущению
Соня Сэш
Сытырашно...
А играть-то в выходные будем?

2006-09-15 в 13:53 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Если я не сдохну окончательно, будем. Мы уже над этим думали. Думали-думали и даже кое-что придумали.

Сытырашно...

Да. Уж лучше бы ты Чжан это отдала. Потому что она бетит гораздо добрее, я - существо язвительное, сама знаешь. Но ты, ежели чего, не обижайся, на самом деле я добрая и никого сильно третировать не собираюсь. Просто у меня стиль общения такой...

URL
2006-09-15 в 14:02 

Секта свидетелей Накахары Чуи
Фанфик замечательный. Вторая часть порадовала. Из красивости выступил сюжет, резкие характеры.
замечаний всего два, по откровенным ляпам.
первое: двуручный меч на поясе? хмм...
второе: Есть часть магов, лекарей и прочей швали, которая считает, что магами не становятся, а рождаются. То есть каждый может быть магов при условии обучения. - элементарно спутаны выделенные слова...
с удовольствием ждём продолжения!

2006-09-15 в 14:08 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Эйнэри

Э-э, а где нужно быть двуручному мечу? Ну, в ножнах, но они-то - на поясе, верно? По боевкам я это так помню... Со словами разберусь, мур?

А продолжение уже есть, его только отбетить надо. Бедняга Чжан, не так-то просто отбетить 130 страниц текста, при этом работая и занимаясь собственным креативом, да еще потом и мне просмотреть нужно. Короче, до конца сентября обещаю.

И как было сказано в фильме "Реальная любовь":

-Она на тебя смотрела?
-Нет... Но ты же знаешь, в любовных романах все происходит только в самом конце...

Гы! :)

URL
2006-09-15 в 15:50 

Секта свидетелей Накахары Чуи
Соня Сэш, эммм, а ты себе представь... если одноручник или полутор в опущенной руке кончиком царапают пол, то как человек ходит с двурой на поясе?) двуры носятся обычно за спиной... или если своем длинные -на плече.

2006-09-15 в 15:56 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Эйнэри

У нас, помню, таскали. Но это, конечно, ничего не значит, потому как Колпаковский фломберг, например, точно бы не вместился. Он его только в руках носил... Ладно, уточню у спецов, мур? Ежели че - оденет на спину или плечо, не развалиться. (спасибо за дельные замечания, кстати!) :)

URL
2006-09-16 в 13:26 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Эйнэри

Все, разобралась. Оказывается, на боевке у нас было введено сознательное ограничение длинны двуручек, потому что нашим Великим Мастерам надоело смотреть, как какой-нибудь бугай с трехметровым ковыряльником выходит против хрупкой девочки с полуторкой. А носили они их за спиной, если не рассчитывали срочно вынимать (потому как неудобственно), или на плече, если собирались кого-нибудь грохнуть. так что ты была права, мур! Полезла исправлять. :)

URL
2006-09-16 в 18:13 

Дримгейзер
с трехметровым ковыряльником
Это ты загнула! Сильно!

А так все верно, лопухнула я, лопухнула. :)

2006-09-16 в 18:46 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Чжан

Да я тоже. Слушай,солнышко, а где это ты опять в Инете сидишь? Тебе вроде как квесты делать надо? Или я ошибаюсь?... :)

URL
2006-09-22 в 01:17 

Это же Жиллиман, что он, по-вашему, делает? Он строит империю. | Гюго. ФВЛЭ. | СПб.
Соня Сэшпросто замечательно, читается на одном дыхании.
Одна претензия: путаешь "одеть" и "надеть". Простейшая запоминалка на это правило: "Надеть одежду и одеть Надежду".
Если ты таки исправишь ошибки - будет совсем замечательно.

2006-09-22 в 11:39 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Кристиан Шварц

Гы, спасибо! Конечно, я все исправлю, потому что хочу, чтобы все было замечательно! :)

Начинаю понимать, что нормально отбетить 100 с лишком страниц текста - нереально (Чжан, прелесть,это не о тебе. Это я уже про себя - сколько раз его я сама просматривала...). Но - нет пределов совершнеству, верно?! Буду внимательнее. :)

URL
2006-09-22 в 16:31 

Это же Жиллиман, что он, по-вашему, делает? Он строит империю. | Гюго. ФВЛЭ. | СПб.
Соня Сэш, а кстати - как там насчёт продолжения? :)

2006-09-22 в 19:55 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Оно есть, только его надо отбетить (чтобы всю одежду надевали, гы!). Там тоже столько же, и даже больше. А так как мы с Чжан затеяли кабинетку, то придется немного подождать... Но я не собираюсь забивать! Ни в коем разе... :)

URL
2006-10-11 в 12:42 

Female Chauvinistic Pig
Если вы когда-нибудь сверстаете это нормальным текстом в хтмл - то есть черные буквы на белом фоне - очень прошу кинуть мне ссылочку. Хочу почитать целиком, очень понравилось. Однако здесь читать не могу, глаза жалко )

2006-10-11 в 17:49 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Darth Valerie

Хочешь, могу по мылу скинуть вариант? Заодно залезу, наконец, ошибки исправлю, которые люди добрые нашли (вместо меня, гы!).

URL
2006-10-11 в 23:15 

Female Chauvinistic Pig
Соня Сэш
Вариант полный? Если да, то давай. Не могу читать неоконченное ((

2006-10-12 в 01:48 

Любопытство - это основа основ образования, и если мне скажут, что любопытство убило кошку, я скажу, что это была достойная смерть.
Darth Valerie

Жаль тады. Пока могу только в таком виде. Продолжение есть, я его всем обещаю, но оно бетиться Чжан. А добетиться, я так чувствую, не скоро. Не потому как мы все злые, а просто реальная жизнь имеет дурацкую тенденцию вмешиваться в креативный процесс:)

Ну, не люблю отдавать недоправленное! Ну, как-то это не так, гы! :)

URL
2006-11-01 в 10:35 

"Тогда поиграли - было весело, а сейчас и аппетит разыгрался", - задумчиво сказал дракон.
Просто обалденно :) Ярко, живо, оторваться - это только если кпк с пальцами отрывать.. вот потому и печатать мне нынче тяжело :).
Признаться, ничего про мир Ойкумены не знаю, читала как оригинальную историю. Получила море удовольствия :)
Очень хочется продолжения :)
Давненько я так не радовалась написанной истории :))))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Как размножаются сони?

главная